Главная » СПОРТ » «Он сказал, что я китаец»

«Он сказал, что я китаец»

Фото:
Reuters

Чиновник Минпромторга Денис Пак и гендиректор «НАМИ» Сергей Гайсин выступили на суде по делу Александра Кокорина и Павла Мамаева. Потерпевшие рассказали о роковой встрече с футболистами, в результате которой одним потребовалась помощь врачей, а другим — услуги адвокатов. «Лента.ру» публикует выдержки из судебного заседания с выступлениями потерпевших, подсудимых и их адвокатов.
«Схватил за шею и пытался придушить»

Первым показания давал руководитель департамента Минпромторга Денис Пак. Он рассказал, что утром восьмого декабря пришел в «Кофеманию» на рабочую встречу с гендиректором ФГУП «НАМИ» Сергеем Гайсиным. Паку выделили столик на троих, напротив него разместилась «шумная компания, примерно из десяти человек», по внешним признакам — в состоянии опьянения. Их манеру поведения Пак охарактеризовал как хамскую.
«В качестве примера хамского поведения я могу отметить, что одна из девушек села на колени человеку, который стал известен как Александр Кокорин, они начали целоваться, потом она положила ему голову на колени в область паха — все это выглядело неприятно», — описал обстановку потерпевший.
Пак попросил официанта пересадить его за другой столик, но свободных не было, поэтому ему пришлось остаться.
Тогда чиновник открыл ноутбук и решил поработать в ожидании коллеги. «Через некоторое время я услышал выкрики Gangnam Style, на которые я не обращал внимание. Через некоторое время я услышал фразу "ноутбук" и решил, что компания такими образом обращается ко мне. Как вы видите, я корейской внешности, Gangnam Style — песня комического [корейского] певца…»

Чиновник спросил у людей за соседним столиком, обращаются ли они к нему.
«Компания повернулась ко мне и какими-то своими конклюдентными действиями дала понять, что да». (Конклюдентные действия — действия лица, которые показывают желание вступить в определенные правоотношения — прим. «Ленты.ру»).

Пак уверяет, что вел себя корректно, пытался успокоить шумную компанию, впрочем, признал, что сказал им, что они ведут себя по-хамски. После этого к нему подошли братья Кокорины. Младший, Кирилл, стал нецензурно ругаться и несколько раз назвал Пака китайцем, а старший, Александр, взял стул и прицелился ему в голову. Чиновник попытался прикрыться, поэтому удар пришелся по руке и голове.
Пак вспомнил, что Александру Кокорину было очень весело, он смеялся, его забавляла эта ситуация. В это время Павел Мамаев набросился на Гайсина, который пришел на встречу и оказался в самой гуще событий. «Господин Протасовицкий (тренер футболистов Александр Протасовицкий — прим. „Ленты.ру“) схватил его за шею и пытался придушить, провел какой-то удушающий прием», — вспоминает Пак.

«Что я могу отметить. Когда компания покидала заведение, Кирилл Кокорин повернулся ко мне и опять повторил, что я китаец, и это все сопровождалось нецензурными выражениями», — сказал чиновник.

Адвокат поинтересовалась, считает ли он слово «китаец» оскорбительным.
«Если в издевательском тоне — то, наверное, да», — ответил Пак.
Потерпевший опроверг показания других свидетелей, говоривших о его примирении с футболистами после конфликта. Пак рассказал, что написал заявление в полицию, обратился за медицинской помощью в клинику, где ему диагностировали закрытую черепно-мозговую травму и сотрясение головного мозга, а также скол эмали передних зубов.
Адвокат поинтересовался у чиновника, были ли у него шишки и синяки.
Потерпевший попросил уточнить, какую шишку имеет в виду защитник. «Еловую шишку», — пошутил тот, после чего уточнил, что речь идет о покраснениях и припухлостях. Пак ответил, что шишки у него зафиксировали.

«Я испытывал страдания»
Вспоминая последующие события, чиновник отметил, что молодые люди выкрикивали в его адрес угрозы, говорили, что ему «повезло, что остался жив». Кирилл Кокорин ударил его по лицу, наносил удары в область головы, в результате чего у него и появился скол на переднем зубе. По словам Пака, даже на записи с камер видеонаблюдения видно, как он достает осколок изо рта.

«Вы сказали, что скол эмали был у вас в результате удара. А на внутренней поверхности половой полости… ротовой, извините за каламбур, у вас повреждения были?» — рассмеявшись своей же оговорке поинтересовался адвокат Кирилла Кокорина. Пак ответил, что открытых ран во рту у него не было.

Адвокат: А когда Кирилл вам наносил удар, вы обнажали зубы, улыбались, может быть?
Пак: Я не помню, чтобы я улыбался.
Адвокат: А вы видели следы зубов на руках Кирилла Кокорина?

Пак: Нет.
Адвокат: Вот я тоже не видел.
Пак отметил, что до драки с футболистами не знал ни Кокорина, ни Мамаева. С творчеством корейского певца PSY, с которым они его сравнили, он тоже мало знаком. Слышал только песню Gangnam Style, которую запели в компании, когда он сел за столик.
Адвокат: Вы сказали, что певец PSY — комичный. Это имеет какую-то негативную оценку его творчества?
Пак ответил, что не может оценить влияние творчества южнокорейского исполнителя на культуру, он считает оскорбительной коннотацию, в которой его сравнили с PSY, сопровождая свои комментарии «издевательским смехом». Тогда адвокат Кокорина-младшего поинтересовался, как чиновник смог отличить «издевательский смех от обычного».
Пак: Я оценивал в целом по контексту.

Адвокат: Когда говорят об азиатах, вы всегда это на свой счет воспринимаете? Нет? Не всегда? Хорошо. А когда смеются с упоминанием расы азиатской, вас это задевает?
Пак: Это зависит от большого количества факторов, которые предшествуют конкретному событию.
Пак отметил, что мог не заметить какие-то детали того утра, поскольку получил сотрясение мозга. В день избиения он обратился к врачу с сильными головными болями, тошнотой и головокружением. Ощущал ли он то же самое в «Кофемании», он не помнит.
«Мне было больно, я испытывал страдания. Ощущал ли я головокружение в секунду удара — я не помню», — признался он.
Братья Кокорины извинились перед избитым чиновником, старший попросил дать ему возможность возместить ущерб. Судья спросила, делали ли подсудимые что-то для возмещения вреда, Пак ответил, что нет, но он и не выдвигал требований. Кокорин-старший заявил, что неоднократно пытался связаться с потерпевшим, на что тот сказал, что после восьмого октября был вынужден отключить телефон на неделю из-за множества поступавших звонков.
Чиновник Минпромторга отметил, что пока не собирается подавать иск против футболистов. На вопрос о наказании для Кокорина и Мамаева потерпевший ответил, что оставляет это на усмотрение суда.

«Ситуация была малоцивилизованной»
После этого начался допрос Сергея Гайсина. Он рассказал, что приехал в «Кофеманию» на рабочую встречу и немного опоздал, а когда зашел в зал, увидел «возбужденных молодых людей» рядом с Паком и попытался их успокоить.
«Честно говоря, ситуация была малоцивилизованной, было понятно, что товарищи не совсем трезвые», — отметил Гайсин.

Он рассказал, что пытался выяснить у сотрудников ресторана про охрану и полицию, и в этот момент Кокорин-старший ударил Пака по лицу. Вслед за ним, по словам Гайсина, удар нанес Павел Мамаев, тоже по лицу. Затем включился Протасовицкий, который «не по-доброму» схватил Гайсина за шею. Потом потерпевший получил удар от Александра Кокорина, после этого он увидел, что Пак держится за голову и у него раскрошился зуб.
Адвокат: Пока вы были в «Кофемании», жаловался Пак на головокружение?
Гайсин: Он жаловался, что его ударили стулом по голове.

Адвокат Мамаева поинтересовался у Гайсина, как именно его избивали, на что тот ответил, что «если бы каждый день получал по лицу, наверное, точно описал ощущения». Потерпевший отметил, что после случившегося перед ним не извинились, хотя кто-то из подсудимых и сказал, что они «сделали это зря».
«Мы все люди отходчивые. Прошло полгода. Все эти вещи — приносил [извинения], не приносил — это вопрос риторическиий. Вопрос в том, что так себя не ведут», — отметил Гайсин.

Затем вопрос задал адвокат Кокорина-младшего. Он спросил, бил ли его подзащитный. Гайсин ответил, что не почувствовал, но удар попал на видео.
Адвокат: Голова ваша…
Гайсин: Не шевелилась и очень крепко держалась Александром Протасовицким (…) Кирилл Кокорин вел себя агрессивнее всех, подскакивал со всех сторон, пытался достать ударами меня и Пака. То, что в момент этой ситуации, когда Мамаев меня ударил, а Протасовицкий держал за шею, я не почувствовал удара Кирилла по голове, я подтверждаю.
Гайсин предположил, что не почувствовал боли во время удара, возможно, потому, что он был несильным.

Гайсин: Опять же что такое боль? Удержание за шею было в том числе неприятным ощущением. Вот, извините, я вас сейчас за шею возьму…»
Адвокат Протасовицкого: Возьмите!
Гайсин: Не могу. Я не так воспитан.
Потерпевший отметил, что не имеет претензий к Протасовицкому. По его словам, удержание принесло ему дискомфорт, однако подсудимый не хотел ему нанести увечья. После этого подсудимый вспомнил, как Гайсин благодарил его на очной ставке.
«Это вы по поводу "спасибо, что не били", — отметил Гайсин. — Да… Если бы вы меня били, я бы, может быть, до сих пор в больнице лежал».

После этого слово взял Мамаев. Он вспомнил, что проходит по уголовному делу именно по эпизоду с Гайсиным, и захотел перед ним извиниться.

«Я думаю, что вы как взрослый человек должны понимать, что каждый из нас осознал и понял, что произошло, степень несоизмеримости нашего наказания с той ситуацией. Я думаю, для каждого из нас это останется уроком на всю жизнь. Не знаю, насколько вы восприняли мои извинения, нужны ли они были вам. Я хочу подтвердить: я говорю за себя и за ребят — мы все равно все вместе идем. Мы понимаем, что наши действия были не совсем правильными, вся та ночь, то утро были не совсем правильными. Но это не значит, что надо мужчинам — вам, Денису Климентьевичу (Паку), Виталию Соловчуку (потерпевшему водителю) — держать до конца жизни какую-то обиду. Это не те действия, которые нанесли вам непоправимый вред, поэтому если будет какая-то возможность примириться, я буду этому рад», — сказал футболист.

После этого слово взял Кирилл Кокорин, тоже решивший попросить прощения за свое «неподобающее поведение».
«Вы говорили, что я там был самый активный, неподобающее поведение… Так как вы старше, я признаю, что можно было поступать по-другому, в связи с этим хочу извиниться перед вами», — проговорил он.
На этом заседание закончилось.

Источник

Оставить комментарий