Главная » СПОРТ » «Мне должны больше миллиона». Почему молодой волейболист покончил с собой?

«Мне должны больше миллиона». Почему молодой волейболист покончил с собой?

Фото:
Instagram

13 января из окна общежития МГТУ им. Баумана на Госпитальной набережной выбросился игрок волейбольной команды МГТУ Никита Марченко.
В телефоне погибшего 23-летнего спортсмена следователи обнаружили его предсмертную записку, в которой он рассказал о причинах своего поступка.

Вот она.
«Как я падал.
Всё началось после победы футбольной сборной России над Испанией. Я сильно напился и добавил к этому травки. Было очень плохо.
На следующий день я в полупьяном состоянии подворачиваю голеностоп во время игры. Думал, что это несерьёзно, потому что подворачивался я часто, восстанавливался быстро.

Дальше началось самое страшное. Где-то подслушал, что-то услышал про ставки. Кто кому сольёт, как играть будут. С этого всё началось. Поставил небольшие деньги, проиграл. Поставил ещё, в надежде отыграться. Были победы и поражения. На игры со своим участием не ставил, потому что знал, чем это чревато профессиональному спортсмену. Проиграл немного, дальше не стал увлекаться.
Потом появляется Кира. «Займи денег подруге, потом есть стопроцентный вариант поднять денег, типа договорняк». Не верил, убедила. В общей сложности отдал ей 52 000.
А дальше я без денег. Скоро свадьба, зарплаты нет. Вот тут и началось. Стал брать кредиты. И начал ставить. Ставил постоянно в надежде поднять денег и закрыть долги.
Не буду вдаваться в подробности, в двух словах проиграл всё.

Поэтому сейчас я на краю, и, скорее всего, вы меня больше не увидите.
Устал от всего. Зарплату, которую обещали, не платят, должны больше миллиона. Эти деньги решили бы все проблемы, но руководство клуба любит обманывать и воровать. Слабость духа? Да. Но это бесчеловечное отношение меня убило.
Простите меня все, кому я был дорог. Мои родители, жена, родственники… Но больше нет сил терпеть».
Там было и продолжение — оно предназначалось жене. Но по просьбе близких эта часть осталась конфиденциальной.
«Чемпионат» разобрался в сложившейся ситуации.
«Как прожить на 5 тысяч в Москве? Есть было нечего»

Клуб, за который выступал Никита, на первый взгляд кажется идеальным вариантом для начинающего профессионального спортсмена. ВК МГТУ выступает в Высшей лиге А (второй по значимости российский дивизион) и стабильно занимает место в первой половине турнирной таблицы. Свои карьеры здесь начинали олимпийский чемпион Лондона Тарас Хтей, победитель Мировой лиги Андрей Ащев, серебряный призёр клубного чемпионата мира Павел Мороз, обладатель Кубка ЕКВ Денис Калинин и победитель Лиги чемпионов Павел Зайцев.
О подобных перспективах думал и Никита Марченко. В Москву он переехал из Новосибирска, где выступал за один из молодёжных клубов, пока не закончился контракт. Девушка, с которой Никита встречался в тот момент, захотела переехать в Москву. Он согласился и по приезду начал искать новую команду. Всё сложилось вполне удачно: Марченко пришёл на просмотр в МГТУ, и его сразу взяли, предложив контракт на пять лет и неплохую зарплату в 80-100 тыс. рублей. Вопрос с учёбой тоже решился: тренер пообещал, что если поступит к ним, то с обучением помогут. Так его зачислили и в команду, и на приборостроительный факультет МГТУ им. Баумана, хотя изначально Никита собирался поступать в спортивный университет в Малаховке.

В один год с ним в команду пришёл Владислав Дьяков. Парни сдружились, начали жить вместе: сначала в съёмной квартире, потом в общежитии. Когда начались задержки по зарплате, пришлось выживать — тоже вместе.
— Есть было нечего, — рассказывает Влад. — Никита доставал один пряник «Красная цена» и говорил: «Брат, ну что, позавтракаем?». Два года назад задержали зарплату на девять месяцев — платили только по 15 тысяч, чтобы хватало на прожиточный минимум. Но у меня 8 тысяч только на метро уходило, жили в общежитии. И как прожить на пять-шесть тысяч рублей в Москве? Это же нереально. Один раз сходил в магазин — тысячу потратил, поел три дня. Мы с Никитой всегда смеялись, мол, давай, брат, сами готовить будем. Но на этот прожиточный минимум у нас никогда не получалось прожить.

«Человек, который подписывает бумаги на зарплату, сломал руку»
В клубе ребят тоже особо не кормили — питание предусматривается, если у команды две тренировки в день. Но для экономии средств чаще всего проводили только одно занятие, которое длилось четыре часа вместо двух. При этом, по словам Дьякова, спортсменов заставляли подписать бумаги, что они пообедали.

— Честно, у меня тоже проскакивали суицидальные мысли, — вспоминает Влад. — Моё соглашение было рассчитано на три года, но провёл я там четыре — мой контракт автоматически продлился. Но мне удалось оттуда сбежать. Думал: «Если ещё на год останусь, не смогу». Там тебя считают за какого-то раба, выжимают все соки. А в ответ — ни человеческого отношения, ни денег.
— За 4,5 года, что мой муж выступал за МГТУ, у клуба перед ним (он такой не единственный) накопился огромный долг, так как зарплату вообще не выплачивали, — рассказывает жена Никиты Светлана. — А если и выплачивали, то раз в полгода и, дай бог, более или менее нормальную сумму, чтобы прокормить семью. Никита неоднократно подходил к тренеру с этим вопросом, на что ему постоянно говорили: «Денег нет, иди отсюда» или «Вот-вот, сейчас-сейчас, человек, который подписывает бумаги на выдачу зарплаты, сломал руку, подпишет позже».
Никита с женой жили на её зарплату, иногда им помогали родители. А сумма, которую клуб задолжал игроку, со временем выросла до миллиона рублей. В таких условиях жить крайне тяжело, поэтому логичным было бы найти другую команду, но и тут не всё так просто. Чтобы досрочно расторгнуть контракт с клубом, необходимо выплатить 750 тыс. рублей отступных.
Никиту довели 4,5 года унижений и вранья…
Таких денег у семьи Марченко не было, поэтому Никита решил, что отработает свой контракт до конца. Но, когда ему поступило предложение из Сербии, ждать смысла не было — там предложили хорошие условия, да и переезд решил бы проблемы с деньгами. Поэтому Никита предложил владельцу клуба Юрию Васильевичу Нечушкину своего рода сделку: ему ничего не должны, а он, в свою очередь, не платит отступные. Чтобы схема наверняка сработала, сказал, что завязывает с волейболом, и инсценировал травму голеностопа. Но это не сработало. Нечушкин, по словам Влада, тогда сказал Никите: «Ты нам так дорог, я не могу тебя просто так отпустить. Тем более я должен тебе все долги вернуть». — Незадолго до смерти он подошёл к Нечушкину ещё раз и попросил расторгнуть контракт, на что со стороны тренера посыпались угрозы, мол, «тебя исключат из универа», «будем разбираться, и ты должен ещё будешь». В итоге за 4,5 года унижений, невыплат и постоянного вранья человека довели до такого состояния, — рассказывает жена.
О том, что Никита начал ставить, чтобы хоть что-то заработать, Светлана, по её словам, не знала. Лучший друг о долгах из-за проигрышей узнал уже после смерти. Из той части предсмертной записки, что адресована лично Владу, ему стало ясно: мысли о самоубийстве сидели в голове парня уже месяц.

— Я вам её скинуть не могу — это личное. Но там написано, что «прошёл уже месяц, я больше не могу, меня скоро не станет». Он к этому шёл, потому что проиграл большую сумму. Никита зарабатывал, как мог, шёл на крайние меры — занимал, ставил. Но он не был зависим от ставок. Не было такого, чтобы он ставил последние деньги. Но вы поймите, Никита не с жиру бесился, а просто хотел заработать. Он мне звонил и говорил: «Брат, когда я уже не по акции буду покупать продукты? Когда буду нормально жить и нормально питаться?».
Предпосылок к самоубийству, по словам Влада, не было: ещё пару дней назад друзья разговаривали, смеялись, и ничего подозрительного он не заметил. Уже после смерти Никиты ребята, которые с ним пересекались в команде, рассказали Дьякову, что всю последнюю неделю он был сам не свой.
…или Никиту довели ставки?
Многие СМИ, когда писали о произошедшем, сделали акцент на том, что Никиту к самоубийству подтолкнули ставки и, внимание, сборная России по футболу. Но суть здесь немного в другом. Человек в своей предсмертной записке прямо говорит о том, что его а) довели; б) и не ставки, а руководство команды, в которой он играл. Долгов, как вы помните, набралось больше чем на миллион рублей. И жена, и лучший друг считают, что к самоубийству Никиты привели невыплаты зарплаты, происходившие не без участия руководителя клуба Юрия Нечушкина.
— СМИ написали, что его погубили ставки, что это из-за чемпионата мира по футболу. Брехня. Его погубили безденежье и нищета, — говорит Влад. — Себя виню в том, что уехал, что не следил за ним. Может, был бы рядом, по лбу бы дал и по-дружески сказал: «Брат, крепись давай». Считаю, что в этом виноват Юрий Васильевич. Именно он довёл человека до такого состояния. Первый год были какие-то выплаты, а дальше — ничего.
Нечушкин в интервью «МК» на вопрос про зарплаты ответил так: «Что касается зарплаты… мы зависим от спонсоров. Как только они нам перечисляют деньги, сразу рассчитываемся со всеми игроками. Все ребята это знают и понимают — в феврале-марте все задолженности были бы закрыты. Нельзя сказать, что спортсмены были совсем без денег — ежемесячно они получают 30-40 тысяч рублей в качестве зарплаты».

Есть два момента: 1) по словам Влада, Никите с июня стабильно платили только 15 тысяч; 2) задолженности, опять же по словам Дьякова и жены Марченко, закрыты не были. Бывшие игроки, пожелавшие остаться анонимными, рассказали, что у них была точно такая же ситуация. Мы пытались связаться с Нечушкиным, но на связь он не вышел, поэтому решили спросить о нём у олимпийского чемпиона Тараса Хтея, который начинал у него свою взрослую карьеру.
«Знаю Юрия Васильевича лишь с положительной стороны, — рассказал Хтей. — Это человек, который реализовал меня как спортсмена. Нельзя возлагать всю ответственность на тренера и руководство клуба. Невыплаты в спорте случаются. В стране нестабильная экономическая ситуация, так что могут быть сложности с финансированием, со спонсорами. Наверное, на задержки были причины. В волейболе это нормально. Например, когда я играл в «Одинцово», клуб должен был мне и другим ребятам крупные суммы, многие из которых до сих пор не погашены.
Невыплаты же не значат, что нужно заканчивать жизнь самоубийством. Существуют другие клубы, куда он мог уйти, расторгнув контракт. Чтобы отсудить деньги, есть судебные инстанции. Сейчас нельзя рубить с плеча. Нужно провести расследование и докопаться до истины. В этой ситуации я поддерживаю Нечушкина. Говорят, парень увлекался ставками».
«Деньги оставлю у себя. Чтобы можно было вас штрафовать»
Группа бывших игроков МГТУ на условиях анонимности сообщила, что официальная зарплата, которая прописана в контракте у каждого игрока, — 15 тысяч рублей. Всё остальное указано как премия: тренируешься — +50%, выходишь на игру — ещё +30%.
В контракте Никиты было три пункта, в которых были разные условия и соответственно суммы премий.

1) В случае если он входит в состав 14 игроков первой команды и его личные показатели признаны успешными, то по итогам месяца дополнительно к окладу ему выплачивается до 36 950 рублей.
2) Если соблюдаются эти условия, плюс он принимает участие в розыгрыше 30% очков в чемпионате и Кубке России, то единовременная премия по итогам месяца составляет до 66 950 рублей.
3) Если он входит в состав 7 основных игроков первой команды (то есть участвует в розыгрыше 70% очков), а личные показатели всех устраивают, то премия составляет до 96 950 рублей.
Нюансы следующие. В 5-м пункте контракта указано, что решение о выплате премий «принимается руководством клуба по предложению тренерского совета». То есть можно заплатить, а можно и нет. Второе, что смущает, — приставка «до» перед каждой суммой. Уж слишком растяжимое это понятие.

«Чемпионат»
По словам жены Марченко, команду часто штрафовали. По словам бывшего игрока, пожелавшего остаться анонимным, штрафы были за невыполнение задачи на сезон: «В устной форме Нечушкин нам сказал, что задача — пятое место. За каждое место хуже вычитается 10% от всего контракта. То есть 6-е место — минус одна зарплата, 7-е место — минус две зарплаты, и т.д. В феврале прошлого года по таблице все шли плотно, мы были на 4 месте. Но шеф сказал, что удержит деньги у себя, чтобы в конце сезона было с чего штрафовать. В итоге мы просидели февраль, март и апрель без большой премии. В конце сезона после последнего тура было собрание, он сказал: „Все молодцы, задачу выполнили, выплаты скоро будут“. Но денег мы так и не увидели».

По убеждению Влада, молодые спортсмены не замечают этих нюансов контракта. Их зовут, говоря, что они будут зарабатывать по 100 тысяч рублей, а потом оказывается, что премию работодатель может выплатить, а может — нет. Всё это происходит официально, контракты заверены юристами. Необходимые подписи для отчёта получаются легко: «Приезжаем на тур, нам дают бумажку с фамилиями — без сумм, дат и чисел. И всё. Нам надо подписать. А все боятся сказать и потерять место работы, потому что хотят выбиться, в сборную попасть. Насколько я понимаю, официальные 15 тысяч — это дань от университета, поэтому они всегда платятся. Под отчёт», — рассказал бывший игрок МГТУ на условиях анонимности.
Сейчас Влад и бывшие игроки собирают все документы, чтобы пойти с ними в прокуратуру и обо всём рассказать. И хорошо, если всё будет решено по справедливости. Жаль лишь, что говорить они готовы лишь после страшной трагедии.
“Чемпионат” выражает искренние соболезнования родственникам и друзьям Никиты Марченко.

Источник

Оставить комментарий